Под Смоленском прогремел взрыв

Евген Гаврилов
Немецкая авиабомба «опоздала» с детонацией на 75 лет

В нашей редакции камикадзе не держат, но когда ответственные лица во всеуслышание объявили — периметр безопасности два километра — руки опустились. Как же это, взрыв и не увидеть? Увидели. Хоть и немного иным способом. Но обо всем по порядку.

Сообщение об обнаруженной взрывчатке поступило в РОВД еще 9 октября. Неподалеку от аэродрома Северный на дачном участке местный житель обнаружил страшную находку и вызвал специалистов. Авиационная бомба оказалась немаленькой — 250 килограмм «живого» металлического веса. Поскольку у такого типа боеприпасов ничего похожего на срок давности нет, опасность они могут представлять и через сто лет, было решено силами сапёров «Пожарно-спасательного центра» и работников Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» произвести ликвидацию на полигоне в Кадрымовском районе.

С этого момента и стартует наша история. Пусть и не преисполненная визуальных подробностей — требования безопасности в таких делах должны соблюдаться неукоснительно. Приехал наш журналистический «караван» чуть позже взрывотехников, которые уже успели уложить бомбу на дно специально вырытой ямы, присыпали первым слоем земли и провели кабель для дистанционного подрыва.

Поскольку все меры предосторожности были соблюдены, пустили в этот момент нас к самой воронке, да и сами саперы вели себя достаточно спокойно, орудуя лопатами в непосредственной близости от четвертьтонной немецкой убийцы.

УАЗик подогнал тяжеленную шину — смягчить силу взрыва, взрывотехники спустили ее вниз, присыпая землей, а нас попросили начать эвакуацию. Без спешки, но строго следя, чтобы никто не отставал.

После короткого брифинга от первого заместителя директора пожарно-спасательного центра Александра Бичаева, где он и поведал нам всю известную о находке информацию, всю нашу пишуще-снимающую братию стало настигать разочарование.


«Бомба эта — не рядовое событие для Смоленска, — пояснил Александр Иванович, — как по типу боеприпаса, так и по ее размеру. Преимущественно мы находим артиллерийские снаряды и не взорвавшиеся мины. Авиабомбы эпохи Великой Отечественной войны встречаются значительно реже. Однако, всего две недели назад в Подмосковье был обнаружен авиационный снаряд, весом 1800 кг. В среднем, специалисты МЧС из центра „Лидер“, занимающиеся ликвидацией взрывчатых веществ в среднем уничтожают в год 4−5 тысяч боеприпасов, а всего за 20 лет деятельности центра было уничтожено почти полсотни тысяч единиц взрывчатых веществ».

Как уже говорилось в начале текста, «кордон» безопасности, за который нас увозили, располагался в двух километрах от полигона. Учитывая неровность местности, на красивую картинку надежды таяли с каждой сотней проезжаемых метров — поворот, холмик, лесочек… единственной спасительной соломинкой обзавелся один из коллег, решившийся оставить камеру с включенной видеозаписью на штативе, неподалеку от обрыва, метрах в 300 от упрятанной под землю бомбы.

Мысленно похоронив аппарат, который, как мы предполагали, исходя из мер предосторожности, в лучшем случае снесет взрывной волной, в худшем вовсе уничтожит осколками и падающей землей, мы высадились на безопасном расстоянии и приготовились ждать. Позади гудело Минское шоссе, впереди, перегораживая единственную дорогу стояла машина «Пожарно-спасательного центра» с предупреждающей надписью «разминирование».

Послышался вой сирены, предупреждающей о поданном на взрывкомплекты, заложенные у бомбы, сигнале… пара секунд и до нас доносится отголосок взрыва. Глухой хлопок, достаточно громкий, чтобы присутствовавшие девушки-журналисты как минимум вздрогнули. Однако, ни дыма (авиабомбу заложили на глубине 6 метров ниже уровня земли), ни тем более огня видно не было, лишь где-то вдалеке, за верхушками берез мелькнула на мгновение разлетающаяся покрышка.

Установленная возле котлована камера осталась цела, более того, счастливый случай помог коллеге записать сам момент взрыва (который мы невозбранно умыкнули прямо с экрана фотоаппарата) и лишь потом села батарейка и запись прервалась. Проклиная себя за доверчивость (камера-то не пострадала, выходит, можно было стоять и ближе, где был виден взрыв), мы, с разрешения спасателей, отправились вниз, к воронке.

И здесь уже уверенности в собственной живучести поубавилось, когда на расстоянии метров 100 стали попадаться искореженные и обожженные куски резины, раздербаненные взрывом до отдельных волокон. А когда саперы поднесли к нам один из кусочков обшивки бомбы, размером с сапог и весом в пару килограмм, пресловутые два километра безопасности показались вполне оправданной мерой. Да и изрядно раздавшаяся в ширь воронка убеждала в правильности выполненных норм.

Разрядка в «Зарядье» от ритма мегаполиса

Евген Гаврилов

Заметки «однодневного» туриста о миллиардах, посаженных в землю.
Предвосхищая извечную фразу в комментариях «а при чем тут Смоленск», дадим понять сразу — ни при чем. Разве что данный материал расскажет жителям нашего города, любящим путешествовать в столицу, о том, стоит ли тратить время на распиаренный во всех московских СМИ проект общественного пространства — парк «Зарядье». Спойлеров будет много, поэтому пристегните ремни, мы влетаем в самую гущу 13 гектаров в сердце одного из самых дорогих городов мира.

...

Во власти осенних раскопов

Евген Гаврилов

Обновление смоленской городской среды в духе «и на том спасибо».
Выживание областного центра в условиях современной финансовой системы подразумевается федеральными властями, видимо, по остаточному принципу. Особой радости Москве, распределяющей средства по регионам, мы навряд ли приносим; выделяемые деньги теряем или вкладываем в невменяемый ужас недостроенных зоопарков или недобитых набережных, а потому каждой лишней копеечке приходится радоваться, как манне небесной, на спонсоров молиться, а с местных бюджетных сусеков соскребать «хоть что-то».

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Бондаренкова мой президент! Каждому городу по реадовке! Даешь горящие пуканы 24/7!!!

Дмитрий Гусев
Новости партнеров


наверх